Музей Е. Л. Томановской-Дмитриевской

toropetsАдрес музея: 172880, Тверская область, Торопецкий р-н, Волокский с/с, д. Волок

Есть в Торопецком районе Тверской области небольшое село Волок. Живописный этот уголок — родина замечательной революционерки, участницы Парижской коммуны Е. Л. Томановской — Дмитриевой (1851 — год смерти не установлен). 18 марта 1975 г., в день 104-й годовщины пролетарской революции в Париже, здесь был открыт мемориальный дом-музей.

Материалы первого зала музея повествуют о детстве и юности Елизаветы Лукиничны, о начале ее революционной деятельности.

Родилась она в родовом поместье отца, Луки Ивановича Кушелева, богатого, знатного дворянина. Незаконнорожденная, до самой смерти отца она оставалась на положении его воспитанницы, однако образование получила самое лучшее. Учителя, большей частью революционеры-разночинцы, сумели привить ей любовь к русской литературе и поэзии, вызвать интерес к произведениям, которые читала передовая Россия.

Весной 1862 г., когда Лизе было 11 лет, в Волоке в течение двух месяцев гостил М. П. Мусоргский, дальний родственник Кушелевых. Будущий великий композитор давал, ей уроки музыки. В экспозиции музея можно видеть пианино, на котором играла Лиза вместе со своими братьями Александром и Владимиром. Помимо занятий музыкой Мусоргский старался привить своей ученице любовь ко всему народному, крестьянскому и оказал большое влияние на формирование ее взглядов.

Елизавета Лукинична в совершенстве овладела английским, французским, немецким языками, хорошо знала русскую литературу, историю, тонко разбиралась в музыке. Но главное — здесь, в Волоке, она получила и свое первое политическое образование, прониклась любовью к народу и ненавистью к бесправию и произволу.

В 15 лет, по воспоминаниям одного из ее родственников, «это была выдающейся красоты девушка, с благородным образом мыслей и способностью говорить образно и пылко. Она уже была... проникнута идеями службы на пользу народу».

Представленные в экспозиции документы и материалы раскрывают характерные особенности общественной жизни России 60-х годов прошлого столетия, с крестьянскими бунтами, студенческими волнениями, выступлениями передовой русской интеллигенции против правительства. Юность будущей революционерки протекала в годы, отмеченные подъемом общественного движения, развитием революционно-демократической мысли и материалистической науки. Критические статьи Писарева, Добролюбова пробуждали у Елизаветы Лукиничны стремление разобраться в причинах социального неравенства, а разобраться в политических вопросах помогли статьи Н. Г. Чернышевского.

Зиму семья Кушелевых обычно проводила в Петербурге. Здесь Елизавета Лукинична познакомилась с передовой студенческой молодежью, стала посещать сходки и собрания студентов, читать запрещенную литературу. Полиция установила за ней тайный надзор.

В экспозиции представлены портреты А. И. Герцена, Н. А. Добролюбова, Н. Г. Чернышевского и некоторые их произведения, которые тайно читались и распространялись среди передовой молодежи.

Елизавета Лукинична усердно читала передовые русские журналы «Русское слово», «Заграничный вестник», «Отечественные записки», «Дело», из которых могла почерпнуть некоторые сведения о К. Марксе и о созданной за границей международной пролетарской организации — I Интернационале.

Стремясь к активной революционной деятельности, Елизавета Лукинична решила уехать за границу. Заключив ради получения права на выезд фиктивный брак с отставным полковником М. Н. Томановским, в 1868 г. она выезжает в Женеву.

Знание языков, знакомство с революционной литературой способствовали установлению контактов с русскими революционерами-эмигрантами и общению с деятелями международного рабочего движения.

В Женеве она стала членом I Интернационала, познакомилась с И. Ф. Беккером, представителем Интернационала в Швейцарии, близким другом К. Маркса и Ф. Энгельса и ветераном революции 1848—1849 гг. в Европе. Беккер вел большую работу среди рабочих Швейцарии, Германии, Австрии. Выступая на митингах, молодая революционерка приобретала опыт пропагандистской работы. Огромное впечатление произвела на нее международная пролетарская солидарность, все больше осознавала она историческую важность той борьбы, которую вели рабочие в Интернационале.

На заседании Центральной Женевской секции Интернационала Томановская познакомилась с русскими эмигрантами. На одном из стендов музея помещена ее фотография, а также портреты эмигрантов из России: Н. И. Утина, А. Трусова, супругов Бартеневых, О. Левашевой, А. В. Корвин-Круковской. Елизавета Лукинична была окружена яркими, талантливыми, преданными революционному делу людьми. Особое место в экспозиции музея занимают материалы, раскрывающие роль ее в учреждении и работе Русской секции I Интернационала, созданной зимой 1869/70 г. в Женеве и решительно поддержавшей борьбу Генерального совета Интернационала против бакунистов.

В 1869 г. Русская секция основала отдельную типографию. На это потребовались значительные средства. Их передала в распоряжение Русской секции Елизавета Лукинична. В экспозиции представлено письмо Н. И. Утина Карлу Марксу от 17 декабря 1876 г., в котором упоминается, что Елизавета Лукинична «не жалела своего состояния для революционного дела».

Сама Е. Л. Томановская (за границей она взяла себе псевдоним «Дмитриева») жила очень скромно, раз и навсегда решив, что все ее состояние принадлежит революции.

  • andreapol
  • beliy
  • bezeck
  • bologoe
  • kalyazin
  • kashin
  • Kimry
  • konakovo
  • krasniy-holm
  • kuvshinovo
  • lihoslavl
  • nelidovo
  • ostashkov
  • rzev
  • starica
  • toropets
  • visniy-volochek
  • tver